Александр Брынцев: Прозвище «Брыня» у меня с детства

Александр Брынцев: Прозвище «Брыня» у меня с детства

07.02.2019

Александр Брынцев в «Нефтехимике» с 2012 года. 17-летний защитник был выбран на драфте юниоров, который тогда прошел в Челябинске.
За 7 лет Саша добился многого: застолбил за собой место в основе «Нефтехимика», в составе молодежной сборной России в 2015 году стал серебряным призером чемпионата мира. На днях получил вызов в Олимпийскую сборную России, которая в эти дни выступает на Кубке Кауфланда в Словакии. 
–       Саша, город Северск Томской области, где Вы родились и выросли, место далеко не хоккейное. Но тем не менее, Вы выбрали именно этот вид спорта.
 –       Назвать наш город не хоккейным, наверное, не совсем верно. У нас существовала команда «Янтарь», которая выступала в первенстве СССР в классе «Б», в высшей лиге Российского чемпионата, но она уже давно канула в Лету, но, несмотря на это, интерес к хоккею в городе остался. Там есть местная хоккейная школа, туда меня в свое время и привел отец. Кстати, он и его родной брат Альберт в свое время играли за «Янтарь».
–       Они тоже были защитниками?
–       Нет, папа и дядя Альберт играли в нападении.
–       Интересный момент: в городах, чьи команды не представлены, хотя бы в высшей лиге, нет-нет да появляются хорошие хоккеисты. С чем это связано?
–       Вообще-то воспитанникам хоккейных школ, таких, как наша, трудно пробиться куда-то выше. После окончания идти некуда – нет местной команды, которая бы играла на каком-то уровне. Отпускать детей в другие города не каждый родитель решается. Мне повезло в том, что у меня папа играл в хоккей. Помню, когда мне было 13 лет, в Омск позвали на просмотр. Съездил туда весной. А летом прошел сборы, после которых предложили остаться. Родители были не против. Так у меня появились перспективы в дальнейшей карьере. А так, вполне возможно, остался бы в родном Северске.
Брынцев 3.JPG
–       Наверное, еще одно событие оказало большое влияние на Вашу хоккейную карьеру – драфт юниоров КХЛ, который проходил в 2012 году в Челябинске. 
–       За год до окончания школы я переехал в Тюмень и выступал за «Газовик-95». Перед тем как отправиться на драфт, наш тренер спросил меня, поеду ли я в тот клуб, который меня выберет? Я сказал, конечно поеду, кто же отказывается от предложения клуба КХЛ?! 
Шел пятый раунд драфта, который уже подходил к концу. С каждым разом шанса оказаться в КХЛ оставалось все меньше и меньше. И вот право выбора предоставляется ХК «Нефтехимик». Слышу, Владимир Марчинский [тогдашний менеджер по селекции] называет мою фамилию. Далее выход на сцену, традиционное одевание хоккейного свитера и бейсболки. 
Однозначно, драфт юниоров дал мне путевку в большой хоккей. Если бы меня тогда никто не выбрал, я бы так и остался, наверное, в Тюмени играть уже за их «молодёжку» и выступал бы сейчас в «вышке». 
–       Помните свой приезд в Нижнекамск, первую встречу с командой, тренерским составом? 
–       Конечно помню. Меня очень хорошо встретили. Сразу понял, что попал в хороший клуб, где все четко организовано. 
Тогда у нас тренером был Айрат Хайдерович Кадейкин. Мы прошли летние подготовительные сборы, и он меня сразу поставил в первую пару. Это было неожиданностью. В первый же сезон - в первую пятерку. Хайдеровичу за доверие отдельное спасибо. Оно помогло мне поверить в себя, в свои силы. 
- Когда вернулся Александр Юрьевич, Вы временами перестали попадать в состав… 
–       Александр Юрьевич сразу объяснил, что ставку в защите будет делать на старших ребят, у которых был последний сезон в МХЛ. Он хотел, чтобы они побольше играли, и их заметили. Поэтому нет никаких обид. 
–       В одну из поездок он Вас не взял, и Вы оказались в команде мастеров… 
–       Да, было такое. «Реактор» поехал в Казань на игры с «Ирбисом». А меня дома привлекли к тренировкам первой команды. Александр Юрьевич потом сказал, что это он попросил, чтоб меня взяли. Потом сыграл пару игр в сезоне и начался Кубок Надежды, где, если не ошибаюсь, провел все матчи. 
–       А как Вам первая игра в КХЛ, помните ощущения? 
–       Понятное дело, первая игра на таком уровне, поэтому и потряхивало немного, мандраж был. Это помню точно. 
–       В 2015-ом году Вы съездили на молодежный чемпионат мира, где наша сборная стала второй. Остались какие-то воспоминания? 
–       Да, остались. Команда классная была, коллектив хороший. Все друг за друга. Приятно было играть. С кем-то из ребят общаемся до сих пор, хотя кто-то уже в НХЛ уехал, а кто-то в КХЛ остался. 
–       С кем все же больше общаетесь? 
–       Да вот недавно приезжал к нам ХК «Сочи», виделся с Зиятом Пайгиным. Мы ведь вместе жили и на сборах и на чемпионате мира. Вот с ним и больше общаемся, переписываемся. 
Брынцев 1.JPG
–       Нынешний сезон можно назвать американскими горками. Отдавали много важных очков соперникам из клубов-середняков или откровенно аутсайдеров, но сенсационно обыгрывали СКА в Питере, так же в гостях «Автомобилист». С чем вообще такое непостоянство связано? 
–       Даже не знаю. Трудно ответить однозначно. Так, в принципе, одинаково со всеми играли, создавали моменты, но реализовывали их не всегда. Особенно с теми командами, которые нам, казались, по зубам. Может, более сильные команды на нас больно-то и не настраивались, и мы их за это наказывали… 
–       По ходу сезона сменился тренерский штаб «Нефтехимика». Какие-то изменения произошли в учебно-тренировочном процессе, в самой игре? 
–       Понятное дело, что у каждого тренера свое видение игры, свой тренировочный процесс, своя тактика, как играть. Отсюда и изменения в тренировочном процессе. Больше стали тренироваться. Потому и поменялся рисунок игры, тактика. 
–       Саша, для Вас вызов в сборную был неожиданностью? 
–       Да. Если честно, в прошлом году думал, что вот-вот вызовут. Мы ведь в прошлом сезоне здорово выстрелили: команда была на ходу, набирала много очков. В любом случае приятно. Вызов в сборную – это оценка моей игры, но я благодарен партнерам по команде, которые мне помогали на площадке. 
–       Как относитесь к критике в соцсетях в свой адрес и в адрес команды? 
–       Критика, конечно, вещь неприятная, что тут говорить. Но болельщиков тоже можно понять – команда не всегда удачно играет, мало побед, не то место занимает в турнирной таблице, которое бы нам хотелось. Да что там говорить, мы сами недовольны. 
       А что скажете насчет поддержки трибун? Есть ли у Вас среди болельщиков свои верные фанаты? Мама, папа, сестра, девушка не в счет. 
–       Есть знакомые, которые после игр поздравляют с победой, желают удачи, в Инстаграме, в Вконтакте — везде. Если говорить о болельщиках, то хочу поблагодарить их за поддержку. Когда они дружно болеют за нас, то, поверьте, мы это очень хорошо чувствуем и это нам сильно помогает. 
–       Среди болельщиков ходит байка, мол, когда Брынцев отдает голевой пас, то команда точно выигрывает. Вы вообще замечали подобные вещи? Это закономерность или просто случайность? 
–       Да, я думаю, что это больше случайность. Не стоит придавать этому такое значение. 
–       К слову о байках. Хоккеисты в основном суеверный народ. Есть какие -то ритуалы у Вас, которым всегда следуете? 
–       Что-нибудь свое, конечно, есть, но не хотелось бы конкретизировать. 
–       А что насчет ритуалов в раздевалке после победы? Может, кто-то активнее других выражает эмоции?
–       Да нет, музыку включаем, вместе радуемся победе, шутим, прикалываемся.
Брынцев 2.JPG
–       В «Нефтехимике» пять легионеров, все они прекрасно говорят на английском. Какой у Вас уровень знаний английского? Позволяет ли запас слов общаться с финнами, чехами? 
–       Ну, на таком не очень хорошем уровне (смеется). В школе изучал английский, но не более того. Ребята из Чехии хорошо на русском говорят, с ними так общаемся, а ребята-финны...Если бы язык позволял, то, разумеется, больше бы общался с ними. У нас в команде есть парни с хорошим английским. Так что при необходимости и за определенную плату они всегда готовы помочь (смеется). 
–       Матерный язык они знают? 
–       Ну...так, немного (смеется). Ребята — приколисты, вот и научили их. 
–       А финские слова какие-нибудь знаете? 
–       Да, доброе утро, например, ну и так, еще немного. 
–       В сети практически невозможно найти Ваши интервью вне хоккейного характера. Это результат чего: журналисты не предлагают или Вы закрытый человек? 
–       Я не закрытый человек. Это скорее результат работы журналистов (смеется). Не хотите брать у меня интервью, значит. 
–       Как проводите свое время в редкие выходные? Может, есть любимые места в городе? Может, есть какие-то «тайные» уголки, которые любите посещать? 
–       Нижнекамск не особо большой город. В выходные для меня главное выспаться, потом в кино сходить, например. 
–       У Нижнекамска есть что-то общее с родным Северском? 
–       Примерно одинаковые города, небольшие. 
–       Может, у тебя есть секретное увлечение вроде макраме или вышивания крестиком? Или ты крутой кулинар? 
–       (смеется). Нет такого, в принципе только музыку послушать. 
–       Очень много времени в самолетах проводите, как коротаете перелеты? 
–       Так же, музыку послушать, фильм посмотреть. В последнее время, глядя на других ребят, тоже начал читать. 
–       Какие книги предпочитаете? Какие темы Вас интересуют? 
–       Автобиографии интересных личностей. Спортсмены, хоккеисты, футболисты. Интересно почитать, что они рассказывают о своем опыте. Недавно «Русскую пятерку» прочитал. Интересно было узнать, как они [хоккеисты] уезжали из СССР, как играли, какая команда была. 
–       А кем бы стали, если бы с хоккеем не вышло? 
–       Ну не знаю, не думал об этом. Мне интересны кино и музыка, но я себя не представляю в роли диджея или актером кино, например. 
–       А что нравится в профессии, в хоккее? И что не нравится? 
–       Для меня хоккей – сочетание приятного с полезным. Я получаю большое удовольствие от тренировок, игры. Так что занимаюсь любимым делом. В хоккее не люблю одно – проигрыши. 
–       Как пытаетесь их забыть? 
–       Первая реакция на поражение – не хочется ни с кем общаться. Хочется побыть дома одному. Но на следующий день ты забываешь об этом — надо настраиваться на следующую игру. 
–       Родители часто приезжают в Нижнекамск? 
–       Приезжают, поддерживают. В прошлом году были несколько раз. Это очень приятное для меня время. Мама что-то вкусненькое приготовит. 
–       С папой общаешься сразу после игры? 
–       У нас разница с Северском четыре часа. Когда игры рано заканчиваются, то созваниваемся, когда поздняя игра - на следующий день списываемся или созваниваемся также. Как хоккеист, папа может дать и дельные советы. 
–       Наверное они смотрят все матчи «Нефтехимика»? 
–       Да. Не пропускают, переживают, болеют. 
–       А прозвище у Вас в команде есть? 
–       Ну всегда все звали – Брыня. Как-то так и осталось. 
–       А это Вам здесь такое прозвище дали? Или раньше пошло? 
–       Раньше. В Северске когда я еще играл. С тех пор и в Омске, и в Тюмени, теперь и в Нижнекамске я – Брыня. 
–       Получается, каждый хоккеист со своим прозвищем по жизни? 
–       Да, у меня отец еще когда играл, его в команде точно так же называли. Ему не нравилось, а мне как-то нормально, привык уже. 

 

Возврат к списку

20 Февраля 2019, Ср, 19:00
ЛД «Нефтехим Арена», Нижнекамск
14 Марта 2019, Чт, 18:00
ЛД «Нефтехим Арена», Нижнекамск

Магазин фанатской атрибутики «Фан клуб» ЛД «Нефтехим Арена»

Время работы: с 10:00 до 19:00 без выходных
Телефон: 8 (8555) 36-86-16

Сезон близко

Дамир Шарипзянов рассказал о своем дедушке-ветеране

Спасибо за сезон, "Реактор"!